09.11.2011

Все новости,Пресс-конференции и круглые столы
Экспертный клуб «Из Таджикистана в Петербург: экспорт рабочей силы» – презентация правозащитного отчета

9 ноября 2011 года в пресс-клубе «Зеленая лампа» (Банковский пер, 3) состоялось очередное заседание Экспертного клуба, посвященное вопросам защиты прав таджикских трудовых мигрантов.

Каждый год сотни тысяч граждан Таджикистана выезжают в поисках работы за рубеж, и большинство из них оказывается в России. Таджикские трудовые мигранты работают и в Санкт-Петербурге – в основном, в строительной отрасли, торговле, жилищно-коммунальной сфере и ремонтных службах. Денежные переводы мигрантов, по оценкам экспертов, составляют 40-50% ВВП страны. Столь масштабная трудовая миграция оказывает на социально-экономическую ситуацию в Таджикистане огромное влияние, и не всегда позитивное.

По оценке независимых экспертов, и в Петербурге, и в других регионах России, права таджикских трудовых мигрантов нарушаются повсеместно: работодатели нещадно их эксплуатируют, часто недоплачивают или не платят вовсе, порой отбирают у них паспорта. Посреднические агентства, через которые чаще всего трудоустраиваются мигранты, не выдают им письменных договоров. Таджикские мигранты часто подвергаются нападениям на почве ксенофобии, становятся жертвами вымогательства. При этом консульская зашита граждан Таджикистана явно недостаточна.

АДЦ «Мемориал» ведет ряд дел в Санкт-Петербурге по защите прав таджиков – жертв недобросовестных работодателей (например, фирмы «Пятачок-амбифия»), принудительного труда (лесопилка в Сосновом Бору), насилия со стороны сотрудников полиции (избиение таджиков в магазине «Народный») и расистских нападений (получивший печальную известность случай ранения Фирдавса Юсупова в декабре 2010).

Результатом совместной исследовательской миссии Международной федерации за права человека (FIDH) и АДЦ «Мемориал» при поддержке Таджикского бюро по правам человека стал правозащитный отчет «Таджикистан: Экспорт рабочей силы – какой ценой?». Авторы отчета призывают усилить защиту прав таджикских трудовых мигрантов и адресуют ключевые рекомендации правительствам Республики Таджикистан и Российской Федерации.

Какие меры необходимо принять, чтобы избежать нарушения прав граждан Таджикистана в России и Санкт-Петербурге? Что сегодня делается властями Таджикистана и РФ с целью защиты прав человека в отношении таджикских граждан? Как эффективней противостоять торговле людьми и практике использования частными агентствами занятости принудительного труда мигрантов? Как победить дискриминацию неграждан в Санкт-Петербурге?

В дискуссии приняли участие:
- Стефания Кулаева, участник миссии Международной федерации за права человека (FIDH) в Таджикистане, руководитель программ АДЦ «Мемориал»;
- Наргис Зокирова, директор Бюро по правам человека и соблюдению законности (Таджикистан);
- Зульфикор Замонов, председатель Наблюдательного совета Бюро по правам человека и соблюдению законности (Таджикистан);
- Анна Удьярова, юрист «АДЦ “Мемориал» Санкт-Петербург.

По итогам мероприятия:



100 ТВ
И снова о трудовых мигрантах…

Есть люди, для которых работа всегда найдется. В строительной отрасли, торговле, жилищно-коммунальной сфере и ремонтных службах основную часть сотрудников составляют рабочие-иностранцы. В большинстве своем, как показывает статистика, это люди, которые приехали в Россию из Таджикистана. Средний уровень зарплат в этой стране не поднимается выше планки в 30 долларов за месяц, поэтому на заработки в год уезжает более 800 тысяч человек.
Денежные переводы мигрантов составляют около 50% ВВП Таджикистана. Масштабная миграция сказывается на социально-экономической ситуации в обоих государствах. Гастарбайтеры, приехав в нашу страну, встречаются с массой социальных проблем. Решить вопрос пытаются правозащитники.
Стефания Кулаева, руководитель программ АДЦ «Мемориал»:
«Правительственный диалог сейчас между Россией и Таджикистаном идет. Очень многие вопросы, касающиеся миграции поднимаются, но было бы очень важно, чтобы не на последнем месте стоял вопрос соблюдения прав человека, вообще соблюдение прав, трудовых прав. Потому что это та сфера, где максимальные нарушения имеют место».
Напомним, управление миграционной службы по Петербургу совместно с коллегами из Таджикистана подготовили соглашение, согласно которому мигрантов для работодателей Северной столицы будут набирать специально. Трудиться за границей смогут лишь те жители южной страны, которые будут знать русский язык, иметь профессиональную подготовку и квалификационные документы.

ЗАКС.ру
Трудовые мигранты заболевают в Петербурге

«Вопреки распространенному стереотипу о том, что мигранты привозят с юга заболевания, наши исследования показывают, что трудовые мигранты заболевают чаще всего именно в Петербурге, а потом везут эти заболевания домой», – заявила во время встречи экспертного клуба в пресс-клубе «Зеленая лампа» о проблеме миграции из Таджикистана директор таджикского Бюро по правам человека Наргис Зокирова.

Она отметила, что в Петербурге очень высок уровень заболеваемости такими заболеваниями, как туберкулез. Мигранты заражаются им часто во время пребывания, часто незаконного, в отделениях милиции, после чего они распространяют болезнь среди своих соотечественников, с которыми часто ютятся несколькими десятками в одной квартире.

По неофициальным данным, в постоянной трудовой миграции находится более 1 миллиона жителей Таджикистана. Фактически, по словам Зокировой, в каждой семье в стране есть трудовой мигрант, и большинство семей живет за счет, денег пересылаемых из России.

ЗАКС.ру
Юрист: консульство Таджикистана не помогает своим гражданам в Петербурге

«Консульские службы Таджикистана фактически не оказывают помощь в защите прав трудовых мигрантов», – отметила во время дискуссии экспертного клуба по проблемам миграции в пресс-клубе «Зеленая лампа» юрист АДЦ «Мемориал» Анна Удьярова.

Как отметили эксперты, внутри Таджикистана работа по решению проблем эмигрантов также не решается на правительственном уровне. «В нашей стране все проблемы мигрантов правительство переложило на плечи общественных организаций. А они сильно зависят от грантов, поэтому их помощь и работа не может быть постоянной», – рассказал председатель наблюдательного совета Бюро по правам человека в Таджикистане Зульфикор Замонов.

Директор Бюро Наргис Зокирова отметила при этом, что правовой нигилизм уезжающих из страны на заработки очень высок, его необходимо поднимать, но силами одних общественных организаций этого не сделать. «Основная доля решения проблем трудовых мигрантов должна ложиться на правительство Таджикистана», – заметила она.

При этом пока эксперты не видят стремления государства решить проблему. Так, в школах сокращают учебные часы, отведенные для русского языка, а работа по изучению культуры России отдана на откуп частным учебным заведениям, которые берут за курс подготовки к работе в России 85$, в то время как средняя зарплата в стране около 30$.

ИА Росбалт
Эксперт: Приговор летчикам не скажется на таджикских мигрантах в России

Приговор российскому и эстонскому летчикам в Таджикистане никак не скажется на трудовых мигрантах, работающих в России. Об этом корреспонденту “Росбалта” заявил председатель Наблюдательного совета Бюро по правам человека и соблюдению законности (Таджикистан) Зульфикор Замонов.

По его словам, несмотря на то, что МИД РФ уже заявил, что этот процесс повлияет на российско-таджикские отношения, это в большей степени скажется на экономике, а не на мигрантах.

“Между Россией и Таджикистаном много различных соглашений, сводить все это “на нет”, безусловно, не будут, но процесс может сказаться на строительстве Рогунской ГЭС или очередном повышении цен на бензин для Таджикистана”, — заявил Замонов.

По его словам, таджикские правозащитники также отслеживают ход этого процесса в части соблюдения законодательства. Сейчас они ждут апелляцию летчиков.

Замонов подчеркнул, что, по его мнению, это в большей степени политический процесс.

Напомним, что гражданин России Владимир Садовничий и гражданин Эстонии Алексей Руденко осуждены в Таджикистане на 8,5 лет по обвинению в контрабанде, незаконном пересечении границы и нарушении правил полетов. Событие вызвало широкий общественный и политический резонанс.

ИА Росбалт
Таджики не хотят ехать в Россию

Приговор, вынесенный на днях российскому и эстонскому летчикам в Душанбе, считают таджикские правозащитники, не скажется на судьбе многочисленных гастарбайтеров из бывшей советской республики, работающих в РФ. Гнев Москвы их не затронет, поскольку эта тема не выгодна прежде всего российской стороне. Трудовые мигранты из Таджикистана для отечественных чиновников важнее свободы гражданина России.

Казалось бы, сотни тысяч таджиков, работающих в России и содержащих в Таджикистане семьи на добытые в бывшей метрополии рубли, — отличный козырь в руках российских властей на переговорах о судьбе летчиков. Но, как утверждают таджикские правозащитники, эта тема вряд ли будет основной в ходе дальнейшего торга. Всего, по оценке председателя наблюдательного совета таджикского Бюро по правам человека и соблюдению законности Зульфикора Замонова, побывавшего в Петербурге, из Таджикистана в поисках средств к существованию уезжают более миллиона человек. Хотя точной статистики на этот счет нет, подавляющее большинство из них — более 80% — оседает в России. Оставшаяся часть преимущественно едет на заработки в Казахстан.

При этом, утверждает Замонов, сами таджики не горят желанием уезжать из родного края в северные страны. К этому их толкает нужда и местное правительство. По словам питерского журналиста Андрея Рысева, изучающего проблемы миграции и побывавшего в минувшем году в Таджикистане, есть несколько основных причин, толкающих таджиков на переезд. Прежде всего, это, конечно, тотальная безработица. Большинство предприятий, доставшихся республике в наследство от Советского Союза, попросту не работает.

“В советское время руководящий состав местных предприятий состоял преимущественно из русских, таджики были управленцами среднего звена и рабочими, — поясняет Рысев. — В постсоветское время русские оттуда бежали”.

Предприятия встали, а местное население перешло на натуральное хозяйство. Дошло до того, что сдавая выращенный на собственных наделах хлопок, люди оставляют стебли — зимой ими хорошо отапливать жилища. Из-за сильной азиатской клановости занять немногочисленные достойные рабочие места весьма сложно. Да и средняя зарплата в Таджикистане, поясняет Зульфикор Замонов, не превышает $30. Выход у местного населения один — Россия. Ну или Казахстан.

Такое решение проблемы, поясняет Рысев, выгодно и таджикскому правительству, которое “сбрасывает” из страны лишнее население. Тем самым, решая две задачи: во-первых, снижает нагрузку на и без того маленький рынок занятости, во-вторых, избавляется от излишне пассионарной части населения. Не секрет, что в Россию перебираются в основном молодые мужчины, а для правительства своей страны они представляют реальную угрозу, особенно в свете “бархатных революций” в регионе.

Поскольку, по данным правозащитников, трудовые мигранты есть почти в каждой таджикской семье, то их денежные переводы играют важную роль для местной экономики. Кроме того, электронные и почтовые переводы облагаются еще и государственным налогом, средства от которого поступают в бюджет страны. Можно быть уверенными, что таджикское правительство полностью удовлетворено таким положением вещей. Но обрекая собственных граждан на вынужденную эмиграцию, чиновники даже не задумываются об их положении за рубежом.

“Консульские службы Таджикистана фактически не оказывают помощь в защите прав своих граждан — трудовых мигрантов”, — говорит петербургский юрист Анна Удьярова.

Сами мигранты слабо осведомлены о своих правах и зачастую страдают правовым нигилизмом. Таджикское государство же не проводит соответствующую работу среди населения, хотя именно оно, по мнению правозащитников, обязано это делать.

“В Таджикистане все проблемы мигрантов правительство переложило на плечи общественных организаций, — утверждает Замонов. — Но они не могут заниматься этим систематически, поскольку сильно зависят от грантов”.

Характерна ситуация с русским языком в этой республике. Число трудовых мигрантов-таджиков в России и Казахстане, где русский для мигрантов — язык межнационального общения, растет год от года. И было бы разумно, если бы “великий и могучий” в этой стране был на особом положении. Но, как уверяют правозащитники, количество часов изучения русского языка в учебных заведениях резко сокращается. Поэтому, благодаря местечковому национализму таджикских правителей, среди молодого поколения уже много людей, по-русски не говорящих. Хотя рано или поздно значительная их часть окажется в России. Возможно, положительно на ситуации с русским языком скажется инициатива российских законодателей по обязательному языковому экзамену для мигрантов. Но когда это случится, и случится ли вообще, не известно.

Безразличием к судьбе своих граждан со стороны таджикских властей с охотой пользуются и российские бизнесмены. Как говорит Удьярова, сложившаяся в России система отношений бизнеса с мигрантами не способствует разрешению ситуации. Ведь даже хорошее знание таджиками русского языка и своих прав — не гарантия, что их не обманет работодатель.

“Тех, кто требует соблюдения своих прав, — поясняет Удьярова, — работодатель грозит уволить и найти на их место более сговорчивых”.

Таджики, цепляющиеся за любое предложение, вынуждены работать без договоров и четких гарантий того, что они получат заработанные деньги. Которые часто не доходят до них от заказчика, а оседают в карманах посредников. Соглашаясь работать без прав, социальных гарантий и по местным меркам за копейки, мигранты автоматически создают и нервозную ситуацию в российском обществе, поскольку изначально составляют неравную конкуренцию местным жителям, требующим к себе более уважительного отношения. Бизнесмены же могут шантажировать российских работников заменой их на безропотных азиатов. Увы, но отечественная бюрократия проконтролировать ситуацию откровенно не способна. Или, возможно, не нацелена на это, поскольку получила хороший инструмент для экономического развития — пускай жилой дом или торговый центр и построены рабочими, ночующими по двадцать человек в одной бытовке и получающими мизерную зарплату, но ведь они построены. При этом затраты на их возведение значительно меньше, чем если бы их строили российские граждане.

Таким образом, сторонам, действительно способным поменять ситуацию с трудовой миграцией, — это не выгодно. Для таджикского правительства собственные граждане — живой товар, приносящий прибыль в казну. А для российских властей мигранты — инструмент экономического роста. В проигравших — толпы современных рабов из Таджикистана и жители России, которые, во-первых, вынужденны конкурировать на рынке занятости с сотнями тысяч мигрантов, которых не надо обеспечивать соцпакетом и пенсиями, а, во-вторых, невольно соседствующие с огромным числом представителей иных культур, нормы которых, мягко говоря, не всегда им понятны.

До недавнего времени скучающие по советским временам россияне были хоть как-то удовлетворены повторяемой чиновниками мыслью о том, что мигранты — это еще и рычаг политического давления на независимые младогосударства, который может пригодиться в случае возникновения с ними проблем. Но и эта теория не выдержала проверку практикой — иначе российский летчик Владимир Садовничий, скорее всего, не получил бы непонятно за что 8,5 лет от судебной системы бывшей советской республики.
Автор: Константин Петров

ИА Регнум – Балтика
В Санкт-Петербурге выпущен правозащитный отчет о трудящихся мигрантах

Антидискриминационный центр “Мемориал” представил в Санкт-Петербурге правозащитный отчет “Таджикистан: экспорт рабочей силы – какой ценой?”. Как сообщает сегодня, 10 ноября, корреспондент ИА REGNUM, в отчете не только даются рекомендации правительствам России и Таджикистана, как защитить права трудящихся мигрантов, но приводятся конкретные примеры массового нарушения прав трудящихся мигрантов из Таджикистана в Санкт-Петербурге.
Так, к примеру, в отчете описывается, как с помощью подставных фирм жилкомсервисы нанимают людей на работу в качестве дворников и уборщиков, как фирмы-однодневки пропадают, а люди по три месяца и больше остаются без зарплаты (на примере ситуации, которая сложилась летом 2011 года с работниками Жилкомсервиса №2 Невского района – “митинг таджикских дворников”), в каких условиях – в расселенных домах без газа и воды живут многие трудящиеся мигранты, приводятся примеры ксенофобских нападений (ранение Фирдавса Юсупова в декабре 2010 года и т.д.).
Приводятся конкретные примеры обмана приезжих с отъемом паспортов и вымоганием денег, когда фирмы, использующие государственную символику России и безнаказанно действующие в Санкт-Петербурге, обещают мигрантам регистрацию и подготовку всех необходимых документов.
В отчете говорится о ситуации в самом Таджикистане, когда тысячи женщин остаются одни с детьми без мужей, которые уезжают в трудовую миграцию – о распаде семей, о тяжелом и зависимом положении жен, которые остаются в семьях мужей, о “разводах по SMS” и т.д. У правозащитников вызывает обеспокоенность нередкое практическое бездействие консульских учреждений Таджикистана, находящихся на территории России, когда к ним обращаются соотечественники, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации.
По разным оценкам, в трудовой миграции в России и Казахстане находятся от 800 тыс до 1,5 млн жителей Таджикистана, причем подавляющее большинство – в России.

Фото ИА Регнум

Полит-грамота
Таджики не поедут в Россию

Если дома им будут платить хоть четверть того, что они получают заграницей

В России таджикские трудовые мигранты подвергаются повсеместной эксплуатации со стороны работодателей, агентств по трудоустройству и других посредников. Они становятся жертвами вымогательств и нападений на почве ксенофобии. Доступ мигрантов к жилью крайне ограничен. И, тем не менее, 90% трудовых мигрантов из Таджикистана едут в Россию. Что заставляет этих людей покидать Родину? Наверно, понять это можно, только побывав в Таджикистане, что и сделали представители антидискриминационного центра «Мемориал» в мае этого года. На днях они представили в Петербурге отчет о своей поездке.
В отчете подробно рассматривается политическая и экономическая ситуация в Таджикистане. Судя по картине, которую обрисовали исследователи, жизнь в этой стране трудно назвать благополучной. Таджикистан до сих пор не оправился от гражданской войны 1992-1997 годов, в ходе которой погибло около 100 тысяч человек, и была разрушена инфраструктура.
Политическая система страны основывается на личных семейных связях и местничестве. Во время выборов наблюдаются серьезные нарушения. Распространено так называемое семейное голосование, когда за всю семью голосует ее глава. В стране развита коррупция. Неугодные СМИ подвергаются репрессиям.
Чрезвычайно сложна социальная и экономическая ситуация в стране. Таджикистан не имеет выхода к морю и обделен полезными ископаемыми, основными ресурсами являются алюминий и хлопок. Правительство страны не в состоянии разумно использовать даже те небольшие богатства, которые есть у Таджикистана. Несмотря на то, что страна располагает гидроэлектрическими ресурсами, в Таджикистане происходят частые отключения воды и электричества.
Размер минимальной оплаты труда не достаточен для обеспечения адекватного уровня жизни населения. Согласно данным Всемирного банка, более 47% населения живут за чертой бедности. В тоже время процветает принудительный детский труд, в основном на фермах по сбору хлопка. Местные власти закрывают на это глаза.
В стране разрушены системы образования и здравоохранения. Из-за недостаточного финансирования в школах сокращают количество часов для изучения русского языка, поэтому мигранты, приезжающие в Россию, так плохо говорят по-русски. А многие девочки из-за моды на ранние браки и вовсе не заканчивают школу. Кстати, в Таджикистане вновь получила распространение полигамия, которая была запрещена в советское время.
Больницы Таджикистана находятся в ужасающем состоянии. Зарплаты врачей хватает только на проезд, поэтому таджикские медики вынуждены подрабатывать в различных областях: от частной практики до огородничества. Ситуацию в стране усугубляет также высокая инфляция, которая доходит в Таджикистане до 30% в месяц.
В этой экономической ситуации миграция кажется многим таджикам единственным средством прокормить семью и найти источники дохода, на что они не могут рассчитывать дома. Как выразился один из таксистов в разговоре с правозащитниками: «Работа есть. Только зарплат нет».
А, по словам его соотечественника, который уже трудится в Петербурге, многие не поехали бы в Россию, если бы дома могли получать хотя бы четверть того, что платят заграницей.
Автор: Елена Беспалова

Новая газета в Санкт-Петербурге
Рейтинг виден

Отсутствие правовой защиты мигрантов вернуло Россию к рабовладению

Приговоры российскому и эстонскому летчикам в Таджикистане стали причиной показательной депортации нелегальных трудовых мигрантов. Достоверно известно о высылке нескольких сотен человек, причем среди нелегальных мигрантов выбирают для депортации именно таджиков. Очевидно, что если приговор будет изменен, то высылка намеченных десяти тысяч человек, возможно, не состоится. Что, однако, никак не затронет положения большинства мигрантов, работающих в России, зажатых между бедственным экономическим положением своих стран и жадностью российских чиновников и бизнесменов, которые этой нищетой пользуются.
Та же коррупция, только в профиль
Жизнь в Таджикистане действительно не сахар. По словам Зульфикора Замонова, председателя наблюдательного совета бюро по правам человека и соблюдению законности Таджикистана, средняя зарплата в его стране сейчас составляет около 30 долларов в месяц. Таджикистану практически нечего экспортировать, кроме рабочей силы. Официально «на заработках» в других странах находится 800 тысяч человек, а реальные цифры, по оценкам экспертов, превышают миллион. Около 80% работают в России, остальные — в Казахстане. При этом трудовые мигранты приносят 40–50% ВВП Таджикистана.
— Практически в каждой семье есть трудовые мигранты, — говорит Наргис Зокирова, директор бюро по правам человека и соблюдению законности Таджикистана. — Семьи живут за счет средств, пересылаемых в основном из Москвы, Екатеринбурга, Петербурга. Мигрантам приходится сталкиваться с нарушениями прав человека, домой они возвращаются с туберкулезом, ВИЧ, т. к. работают в плохих санитарных условиях: по 20 человек живут в тесной комнате, в холоде — в расселенных домах.
Издержки рабовладения
Очевидно, что проблем у мигрантов было бы меньше, если бы работодатели действовали в рамках закона. По словам Анны Удьяровой, юриста «Мемориала», известны случаи современного рабства, когда рабочих, отняв у них паспорта, насильно удерживали два разных предприятиях, им не платили, давали только скудное питание.
Однако чаще, по словами Удьяровой, мошенники используют шаткое правовое положение мигрантов, чтобы просто обкрадывать их на зарплате. Делается это через фирмы-посредники, которые устраивают людей на работу, а потом, получив их зарплату от работодателя, исчезают.
Выяснить, действительно ли посредники действовали в своих интересах или выполняли заказ работодателя, еще ни разу не удалось.
И дело не только в правовом нигилизме трудовых мигрантов.
— Многие мигранты работают без контракта, по устной договоренности, — объясняет Анна Удьярова. — Но не потому, что не знают своих прав. К нам обратился человек за помощью по составлению трудового договора. В итоге фирма отказалась брать его, «слишком умного», на работу.
Руководители в сфере ЖКХ нередко составляют фиктивные контракты на более крупные зарплаты, чем платят мигрантам, — разницу можно положить в карман. Прекрасно это понимая, поставленные в безвыходное положение люди идут на осознанный риск. Дело в том, что мигранты приезжают в Россию чаще всего на конкретную работу, о которой узнают в основном через знакомых. Отказаться от нее, даже если условия оказываются невыгодными, проблематично — деньги на дорогу потрачены.
— Основная проблема миграции — в отсутствии у людей доступа к эффективным средствам правовой защиты, — считает Удьярова. — Даже с нашей юридической помощью мигрантам не удается достучаться до прокуратуры, милиции. Инспекция по труду отказывается работать по случаям, в которых у людей нет контракта, хотя как раз работа без контракта является тягчайшим нарушением Трудового кодекса.
Занижение планки заработной платы, сложность в поиске работы на определенных позициях для коренных — традиционно ставится в вину приезжим. На деле это следствие того, что работодателям выгодно использовать бесправных полурабов, а государству это только на руку. Если бы мигранты получили хотя бы ту же правовую защиту, что и граждане России, проблемы решались бы проще.
Дискуссия состоялась в пресс-клубе «Зеленая лампа» в рамках презентации доклада антидискриминационным центром «Мемориал» «Таджикистан: экспорт рабочей силы — какой ценой?»
Автор: Анджей БЕЛОВРАНИН


Метки: ,

2 отзывов на “Экспертный клуб «Из Таджикистана в Петербург: экспорт рабочей силы» – презентация правозащитного отчета”

  1. Gankuciou пишет:

    Думается, на это дело вы забыли пригласить петербуржцев, так как думается им есть что сказать по этому поводу.

  2. VS пишет:

    “Бедные и несчастные” таджики и прочее, зарабатывают в России денюшки такие,что потом едут домой и покупают там себе огромные дома и гарем в придачу.
    Местным остаётся работать только чтобы аработать на еду и оплату жилья…

Оставить отзыв

Вы должны авторизироваться, чтобы оставлять комментарии.


При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна