22.09.2011

Все новости,Культурно-развлекательные мероприятия
Frontline Россия: фильм «Сделано в Бердске» и дискуссия о современных выборах в России «А есть ли выбор?»

22 сентября 2011 года в пресс-клубе «Зеленая лампа» (Банковский переулок, дом 3) Frontline Россия провел показ фильма «Сделано в Бердске: история одного протестного голосования» с последующей дискуссией о современных выборах в России.

Гости дискуссии – Маша Эйсмонт, журналист, режиссер документального кино и Чарльз Мейнс.
Модератор встречи – координатор проекта Frontline Россия в Петербурге Ангелина Кузнецова.

Фильм рассказывает о выборах мэра г. Бердска весной 2011 года. Из двух претендентов на пост мэра 27 марта в Бердске победил коммунист Илья Потапов, опередив своего соперника единоросса Владимир Штопа почти на 22% голосов.
Это третий фильм Маши Эйсмонт, Чарльза Мейнса и Андрея Бабанова в серии небольших документальных зарисовок о выборах в российских городах. Два других фильма – о выборах мэра в Краснотурьинске и Качканаре, представленные в «Зеленой лампе в 2010 году, делали эти же авторы.

«Цель проекта – попробовать показать максимально объективно (в фильмах нет закадрового голоса и наших комментариев – историю рассказывают сами герои), как в российских регионах активные граждане пытаются решить проблемы своего города с помощью выборов. При этом мы не пытаемся сказать, что победившие кандидаты – герои, или что новые власти будут непременно лучше прежних – тем более, что это не факт. Наша цель – показать, как на самом деле проходили выборы там, где выборы еще сохранились. Я понимаю, что это болезненно – разочароваться в тех, за кого голосуешь, но, к сожалению, лучшей смены власти, чем через свободные выборы, не существует. Просто выборами ничего не заканчивается – гражданское общество должно следить за исполнением властью своих обещаний», – отмечает одна из авторов фильма Маша Эйсмонт.

Фильм «Сделано в Бердске: история одного протестного голосования»

Хронометраж: 35 мин
Год выпуска: 2011
Режиссеры: Мария Эйсмонт, Чарльз Мейнс, Андрей Бабаев

Когда глава избиркома независим, когда пресса свободна, когда избиратели активны, а партия власти вынуждена пойти на публичные дебаты – то исход выборов непредсказуем. Но только тогда их можно назвать настоящими выборами. Этот фильм – история о том, как стотысячный сибирский город делал сложный выбор между опасениями и надеждой, между желанием перемен и страхом перед неизвестностью, между «как бы не было хуже» и «хуже не бывает».

Frontline Россия – совместный проект Frontline Club и Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России. Дискуссионный центр Frontline Club начал свое существование в 2003 году в Лондоне (председатель – тележурналист-фрилансер Воан Смит). Первоначально Frontline Club представлял собой сообщество журналистов-фрилансеров, работавших в основном в зонах военных конфликтов. Сейчас членами клуба являются более двух тысяч представителей информационной журналистики.
Frontline Россия – дискуссионный клуб – место обсуждения актуальных вопросов нашей жизни и роли журналистики в развитии общества (http://www.frontlineclub.ru).

По итогам мероприятия:

Новая газета в Санкт-Петербурге
Протестовать можно

Где это Бердск и что нам до него, могут удивиться петербуржцы. И будут не правы. Фильмы Маши Эйсмонт, Чарльза Мейнса и Андрея Бабаева не только о выборах в российской глубинке. Они о том, что не все так предсказуемо, как того хочет власть, что если очень захотеть, то эту самую вертикаль можно прокатить на выборах.
О том, для чего нужны фильмы, подобные «Сделано в Бердске: история одного протестного голосования», рассказывает один из его создателей журналист Маша Эйсмонт.
— «Ууу, политика, — разочарованно говорят люди, когда узнают, что мы снимаем документальные фильмы о выборах в российских регионах. — Политикой не интересуюсь». Другая реакция — саркастическая: «Выборы? У нас что, выборы что ли есть в стране?»
Ответить на этот вопрос сложно. Сказать «да, есть» — сказать неправду. Давно известно, что по-настоящему оппозиционные партии в нашей стране не регистрируют, равного присутствия политических сил на федеральных каналах нет, интернет кишит видеоматериалами и свидетельствами о вбросах бюллетеней и подделках протоколов, не говоря уже о 100-процентных явках и примерно таких же процентах партии власти на выборах в некоторых регионах. Но сказать «выборов в России нет» — тоже соврать. Потому что наша маленькая съемочная группа честные выборы видела. Мы видели российские города, где кандидаты имели равный доступ к прессе, где избиркомы честно считали голоса и правдиво объявляли итоги, где проигравшая партия власти признавала поражение и нового, неугодного вертикали градоначальника приводили к присяге.

Может, лучше и не станет, но…
Так было, например, в Бердске — 100-тысячном сибирском городе, который в марте выбрал нового мэра. Документальный фильм «Сделано в Бердске: история одного протестного голосования», который показываем в Петербурге, рассказывает, как это было. Молодой коммунист Илья Потапов победил опытного сотрудника администрации единоросса Владимира Штопа. Но дело, конечно, не в персоналиях: про первого горожане почти ничего не знали, о втором как о человеке мы слышали только хорошее. Но город проголосовал за изменения, против застоя, против партии власти. Время покажет, станет ли лучше в Бердске при новой власти. Но то, что там прошли честные выборы, факт.
Почему такое стало возможно в Бердске? Мне кажется, что причин четыре:
— наличие свободной прессы (две независимые газеты, и популярный сайт www.kurer.sreda.ru — который организовал и транслировал в интернете предвыборные дебаты);
— независимый и честный председатель избирательной комиссии, не поддавшийся давлению сверху и организовавший честный подсчет голосов;
— активные избиратели, которые еще до выборов имели опыт борьбы за качество городских дорог и места в детских садах;
— достойное поведение проигравших: кандидат от партии власти имел мужество позвонить и поздравить оппонента с победой в ночь выборов.
В какой-то момент мы перестали говорить, что наши фильмы о выборах, потому что поняли, что снимаем кино про то, как люди в России могут влиять на жизнь в своих городах, выбирать и контролировать свою власть. Как сказала одна из героинь нашего первого, краснотурьинского фильма, редактор местной газеты Наташа Калинина, «не люди для власти, а власть — для людей».

Проект начинался на Урале
Когда мы с Чарльзом Мейнсом, коллегой с американского общественного радио, ехали в 2009 году в уральский город Краснотурьинск, по дороге изучая инструкцию к любительской камере — снимать мы не умели, — ни о каком документальном фильме, а тем более серии фильмов, речь не шла. Была идея сделать несколько видеоинтервью с участниками прошедших выборов мэра, чтобы понять, как могло получиться, что глава города, правивший почти 20 лет, поддерживаемый «Единой Россией» и градообразующим предприятием, с треском проиграл никому не известному человеку. Что это: случайность или начало какого-то процесса, который мы в столицах пока не понимаем? Эти интервью мы планировали показывать на конференциях и обсуждать с журналистами и политологами. Но по ходу съемок появились яркие герои, местные коллеги поделились архивными кадрами первого в истории города митинга протеста, а также церемонии открытия бани, которую торжественно сдали недоделанной перед выборами. По приезде в Москву к нашему съемочному дуэту присоединился Андрей Бабаев, который в отличие от нас неплохо владел камерой и даже умел монтировать. И через месяц вышел фильм «Полный провал: как Краснотурьиснк выбирал себе мэра».
Фильм получился, конечно, очень любительский (профессиональные киношники обычно снисходительно улыбаются после просмотра), но вызвал гораздо больший резонанс, чем мы рассчитывали. Тема выборов и политики в российских регионах неожиданно оказалась востребованной. На каждом новом показе находились люди, которые подходили и говорили: «А не хотите снять про наш город? У нас такооое творится! Вам будет точно интересно».
Потом мы сняли фильм про Качканар — это еще один город в Свердловской области, где на выборах в том же 2009 году победил горнолыжник, главной идеей которого было превращение Качканара в горнолыжный курорт международного, ну или хотя бы всероссийского класса. Против него была вся мощь «Единой России» и градообразующего предприятия, но это не помогло.
После этого мы начали снимать фильмы про города, где выборы проходили нечестно, или про те, где прямые выборы мэров отменили. Несколько таких проектов сейчас в работе.

Что будет, когда пройдет эйфория
Конечно, выборами ничего не заканчивается, это только первый шаг. Новая власть — а во всех трех фильмах мэрами стали темные лошадки, победившие на волне народного протеста, — далеко не всегда оказывается лучше предыдущей. Да и проблемы, которые стоят перед главами небольших российских городов, за несколько месяцев не решить, а некоторые и вовсе решить, кажется, невозможно. Бюджеты муниципалитетов мизерные, зависимость от области и федерального центра огромная, и новому руководителю, особенно пришедшему к власти вопреки желаниям вертикали, приходится очень непросто. Эйфория от победы быстро проходит, и люди начинают спрашивать: для чего все это было? Что мы в итоге изменили? Имело ли это смысл?
Мне кажется, что, безусловно, имело. Хотя бы потому, что власть должна быть сменяемой, и должна она меняться по воле избирателей, а не кого-то сверху. Ведь смысл бердской истории не в том, что некий коммунист Потапов победил некоего единоросса Штопа. Смысл в том, что бердчане сами определили, кто будет управлять их городом следующие четыре года.
А дальше общество должно контролировать свою новую власть, и если та не справится — опять переизбрать. И эта власть должна понимать, что если она перестанет устраивать свой народ, она долго не продержится. Многие скажут, что это наивность и идеализм. Но именно так и должно быть, и если так происходит во многих странах мира, то чем Россия хуже?

Эхо Москвы в Петербурге
Выборы в российских городах. Глазами документалиста

Интервью: Маша Эйсмонт, Чарльз Мейнс

Эхо Москвы в Петербурге
Уникальный кинопроект, посвященный российским выборам, был представлен журналистам

Журналист и режиссер-документалист Маша Эйсмонт вместе со своим соавтором Чарльзом Мэйсом рассказали о работе над документальной лентой «Сделано в Бердске: история одного протестного голосования».

По словам режиссера Маши Эйсмонт, в фильме рассказывается о том, как жители маленького городка в Новосибирской области изменили свою жизнь, приняв участие в выборах.

- Фильм называется «Сделано в Бердске». Бердск — это название города. Небольшой город с населением в сто тысяч. «Сделано в Бердске: история одного протестного голосования». Фильм о выборах, которые были в последний общий день голосования в марте. И на этих выборах был такой неожиданный результат. Победил мало кому известный молодой коммунист против которого был представитель администрации, «Единой России», понятно, со всем административным ресурсом возможным. Хотя в городе Бердске этот административный ресурс не очень действовал потому, что в Бердске есть независимые СМИ, там был независимый, честный председатель избирательной комиссии. Мы снимаем, вообще, о выборах в небольших городах, чтобы просто посмотреть, что возможно, а что не возможно, чтобы не мазать всех одним миром. В городе Бердск выборы возможны. В городе Краснотуринск выборы возможны. С одной стороны, я не могу не согласиться, что выборов настоящих у нас давно нет, а с другой стороны они где-то все равно есть».

Добавим, что фильм «Сделано в Бердске» – это третья работа Маши Эйсмонт в рамках посвященного российским выборам документального проекта. Предыдущие две работы – «Полный провал: как Краснотуринск выбирал себе мэра» и «Фрирайд на Качканар» можно найти в Интернете. Что же касается последней работы — то премьера фильма «Сделано в Бердске» состоялась сегодня в клубе «Зеленая лампа».

Лениздат.ру
Сделано в Бердске: гимн свободным людям

«Еще за восемь месяцев до выборов, мы поняли, что надо ехать в Бердск, там будет что-то интересное», – рассказала в комментариях Лениздат.Ру Маша Эйсмонт, московский журналист, один из авторов фильма «Сделано в Бердске», представлявшая его в пресс-клубе «Зеленая лампа» петербургской публике. История о том, как малоизвестный кандидат от КРПФ победил довольно уважаемого человека, весь недостаток которого заключался в его принадлежности к «Единой России», стала третьей, хотя, скорее всего, не последней в серии зарисовок о протестных выборах в России.
Итак, город Бердск. 97 тысяч жителей, преимущественно техническая интеллигенция. 40 минут до Новосибирска, 20 – до Академгородка. Моногород с неработающим градообразующим предприятием, нищета и частный сектор без отопления, горячей воды и канализации. Убитые дороги. И горожане, которым все это надоело. Сколько таких «бердсков» по всей России, известно только Богу и Росстату. Отличие же Бердска, что жители, устав от неустроенности, решили сделать свой выбор между опасениями, что «как бы не было хуже» и надеждой на перемены в пользу последнего. Из двух претендентов на пост мэра 27 марта в Бердске победил коммунист Илья Потапов, опередив своего соперника единоросса Владимира Штопа почти на 22% голосов.
Там, где страх перед будущим отступает перед возможностью перемен, начинается свобода. Не та свобода, что гарантируется (или не гарантируется) Конституцией. Не право выбрать мэра или депутата, не право собраться на Гостинке, чтобы сообщить о том, что ты хочешь собраться на Гостинке, и даже не право сместить Путина или Медведева со своих постов. Это свобода идет изнутри, она дает тебе возможность перестать бояться, как бы чего плохого не вышло, потому что сделать и жалеть, как бы ни звучало это банально и избито, лучше, чем не сделать.
Было ли избрание малоизвестного коммуниста Потапова на пост мэра, сделанное в пику руководителям «Единой России», протестным голосованием? Было. Авторы фильма и не скрывают этого. «Вообще-то Штопа уважали в городе. Он – нормальный мужик. Но его погубила принадлежность к «Единой России»», – отметил один из создателей фильма Чарльз Мейнс. Могут ли жители пожалеть? Могут. «Я понимаю, что это болезненно – разочароваться в тех, за кого голосуешь, но, к сожалению, лучшей смены власти, чем через свободные выборы, не существует», – говорит Маша Эйсмонт
«В этом фильме мы не выступали как корреспонденты. Обратите внимание, в фильме нет закадрового текста», – сказал зрителям Чарльз Мейнс. И действительно, фильм состоит из кусочков интервью, которые сплетены в единую канву повествования об общественном подъеме, вызванном нежеланием так жить дальше. Создатели фильма подчеркнули: они не хотели «пиарить» оппонента «Единой России». «Я хотела рассказать о честных выборах», – говорит Маша Эйсмонт. «Не факт, что новая власть будет лучше прежней. Но важно то, что у людей есть выбор и они им воспользовались», – продолжает она.
Фильм снят так, что ты веришь его режиссерам. И героям фильма тоже веришь. ««Да, я тебя завтра уволю». А ты объясняешь тем, кто приходит, что он не может меня уволить, по той простой причине, что я не работаю у тебя», – рассказывает в фильме глава местного ГИКа Александр Чарганцев о том, как на него давили представители определенных сил, для того, чтобы сделать победу единоросса решающей. И несмотря на то, что он сам поддерживал кандидата от ЕР (об этом говорили сами создатели фильма), его честность не позволяла ему «посчитать как надо» результаты выборов. Фигура Чарганцева, честного председателя ИК, стала ключевой не только для выборов, но и для фильма, потому что без нее гимна свободным выборам просто не получилось бы.
Проблемы моногородов за несколько месяцев не решить, а некоторые и вовсе решить, кажется, невозможно. Бюджеты муниципалитетов мизерные, зависимость от области и федерального центра огромная, и новому руководителю, особенно пришедшему к власти вопреки желаниям вертикали, приходится очень непросто. Александр Колесниченко, бывший два срока депутатом горсовета, но проигравший последние выборы, отмечает в фильме: «Я не знаю, чем это будет чревато, потому что федеральной и региональной власти такое не может понравиться. У них представления о демократии свои, у нас — свои». Эйфория от победы быстро проходит, и люди начинают спрашивать: для чего все это было? Что мы в итоге изменили? Имело ли это смысл?
Создатели фильма этим вопросом не задаются. Конечно, имело. Хотя бы для того, чтобы власть смогла осознать – она должна быть сменяемой, она должна меняться по воле избирателей, а не кого-то сверху. Но даже не это было главной целью фильма. «Нам хотелось, чтобы через тридцать лет, когда историки стали бы изучать наше время, они не только смотрели сюжеты «Первого канала», они смотрели бы и наш фильм, который говорит: «было и так», – говорят его создатели.
«Я увидела, как в нашей забитой провинции начало зарождаться гражданское общество, – поделилась своими впечатлениями с корреспондентом Лениздат.Ру одна из зрительниц. – И если такой маленький городок смог сам выбрать себе главу, несмотря на все препоны, несмотря на страх, стыдно такому мегаполису, как Петербург, продолжать покорно выбирать тех, кого укажут».
Автор: Ольга Мясникова

Курьер.Среда.Бердск
В Петербурге прошел показ фильма о бердских выборах


Метки: , ,

Оставить отзыв

Вы должны авторизироваться, чтобы оставлять комментарии.


При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна