11.11.2010

Все новости,Пресс-конференции и круглые столы
Презентация исследования Владимира Шинкарева «Конец митьков»
11 ноября 2010 года пресс-клуб «Зеленая лампа» представил новое произведение Владимира Шинкарева – «Конец митьков». В сборник, предлагаемый читателям издательством «Амфора», вошел уже широко известный, основополагающий текст «Митьки», разнообразные «Материалы к истории движения», однако количественно преобладает итоговый анализ, документально-художественное исследование «Конец митьков».

25 лет назад, на излете застоя, Шинкарев написал книгу о веселой свободе, придумал, на манер хиппи или панков, отечественное молодежное движение – митьки. Верится с трудом, но писательская фантазия стала реальностью – её поддержало ближайшее окружение автора, группа талантливых художников, обретшая благодаря удачному имиджу необыкновенную, несвойственную группе живописцев популярность. Вскоре митьки появились в других городах, странах.

На протяжении всей книги действуют те же герои, в основном обаятельный, как Винни-Пух, Дмитрий Шагин – однако в реальности, которую описывает «Конец митьков», они действуют совсем иначе, чем в мифе. И реальность оказывается даже поучительнее мифа…

В презентации и обсуждении книги приняли участие:
- Владимир Шинкарев,
- Виктор Тихомиров,
- Лев Лурье,
- Михаил Трофименков,
- Александр Секацкий.

Фотографии с мероприятия

По итогам мероприятия:

Фонтанка.ру
Конец Дмитрия Шагина

Хотелось бы, конечно, начать рассказ о презентации новой книги Владимира Шинкарева “Митьки” (собственно, новый в ней только третий раздел – “Конец митьков”), о презентации, которая прошла в четверг в пресс-клубе “Зеленая лампа”, – так вот, такую статью хотелось бы начать цитатой из Гребенщикова: “Зеленая лампа и грязный стол…” – но истина дороже, стол был чистый.
И ничего алкогольного на презентации, вопреки традиции подобных мероприятий, не было. Понятно: митьки нынче, все как один, анонимные алкоголики; не пьют. Как убедительно показывает Шинкарев, “Конец митьков” и начался с того, что люди завязали.
“Конец митьков” – история про то, как Дмитрий Шагин подмял под себя движение митьков, установил в нем режим собственного единоличного правления, присвоил себе все творческие достижения Шинкарева и других митьков и зарабатывает на модном бренде, будучи сам по себе не просто подлым, беспринципным человеком, но и к тому же полной бездарностью и глупцом.
Открывая презентацию, Лев Лурье сказал, что читать “Конец митьков” так же мучительно, как “Исповедь” Руссо, что от Шинкарева, как и от Руссо, не оторваться, и что через двести лет людям будет все равно, кто такие Шинкарев и Шагин и почему они разругались, а митьки все равно будут, и книги великого писателя Шинкарева будут читать. Тем не менее, всю презентацию речь только и шла что о Дмитрии Шагине – не о реальном Шагине (это подчеркнул уже Михаил Трофименков), а о литературном герое, созданном воображением Владимира Шинкарева. Трофименков вслед за Лурье сравнил Шинкарева с еще одним великим французом – Флобером. “Мадам Бовари – это я” – говорил, как известно, классик; Шинкарев мог бы сказать, что Дмитрий Шагин – это он.
Ссора Шинкарева с Шагиным – это ссора творца со своим творением, и “Конец митьков” – это на самом деле конец Дмитрия Шагина: “я тебя породил, я тебя и убью” – Тараса Бульбу вспомнил Александр Секацкий. Это “ритуальное убийство”, по мнению Секацкого, необходимо, чтобы окончательно заархивировать митьковство как “экзистенциальную технологию сопротивления”, с помощью которой кто угодно потом сможет бороться с душным временем, скучными обстоятельствами и мерзким официозом. То есть если митьков не “закрыть” сейчас, не поставить в этой истории жирную точку, то идея будет опошлена и профанирована. Митек – придворный художник Валентины Матвиенко – уже не митек.
Сам Владимир Шинкарев, впрочем, настаивает, что книга его представляет собой не только и не столько внутрицеховую разборку, а – на этом ничтожном материале – исследование технологий власти, “действующую модель человеческого общества, сокращенный конспект нашей страны” (текст с обложки книги). Как сказал все тот же Секацкий, это попытка описать весь мир при помощи Мити Шагина.
Но, вспоминая об этом время от времени, участники презентации снова и снова возвращались к осуждению Мити Шагина. Художник Александр Дашевский рассказал, что Шагин ему насолил только однажды, но ему одного раза хватило; Шинкарев рассказал, как на выставке “Митьки. 25-летие”, которая сейчас как раз проходит в Манеже, запретили продавать его книгу; Виктор Тихомиров сравнил Шагина с Винни-Пухом – такой же жадный и самовлюбленный.
Наконец не выдержал Лев Лурье: презентация, сказал он, начинает напоминать комсомольское собрание – осудить тов. Шагина, поставить вопрос о, исключить из.
На этом мероприятие закончилось, к Шинкареву выстроилась очередь за автографами, а люди, еще не завязавшие, потянулись к ближайшей рюмочной. А я не пошел. Но это не значит, что я завязал. Знаем мы, что бывает с теми, кто завязывает: ссорятся друг с другом, ругаются, делят наследство, крадут друг у друга славу, пишут друг про друга разоблачительные книги. И все это вместо того, чтобы радоваться жизни, знакомиться с красивыми девушками, сочинять прозу и рисовать картинки.
По факту, конец митьков уже состоялся и состоялся очень давно – мертвее не станет. Капсула с культурным феноменом “Митьки” заполнена, запаяна и запущена на орбиту, в вечность. Что-то в этом изменить не под силу даже трем Митям Шагиным. Пусть его гуляет под ручку с губернатором, пусть хоть целуется с ней – мы-то знаем, что такое настоящий митек, правильно? И торговая марка тут абсолютно ни при чем. Водка “Пушкин” тоже есть. И “Путинка”. И обе никакого отношения не имеют ни к Пушкину, ни к Путину. Но мы Пушкина все равно любим. И митьков тоже.
В конце концов, книга Шинкарева просто сама по себе замечательная – веселая, задорная, талантливая. Особенно те тексты, которые были написаны еще тогда, когда он пил водку.
Автор: Вадим Левенталь

БалтИнфо
Митьки пошли друг на друга войной

В пресс-клубе «Зеленая лампа», вопреки обыкновению, журналисты были в меньшинстве. Большинство же составляли художники, арт-критики и прочая богема. Владимир Шинкарев – художник и писатель, 25 лет назад написавший трактат «Митьки» и тем самым создавший самый известный культурный бренд Ленинграда-Петербурга – представил новую книгу. Злую и скандальную.
Сказать, что новая книга Шинкарева «Конец митьков» – это пощечина митькам и лично Дмитрию Шагину, значит не сказать ничего. Это не пощечина, нет: это натуральное избиение, жесткое и безжалостное. Сам Шинкарев пару лет назад вышел из митьков, вышел демонстративно, на прощание громко хлопнув дверью.
Свой уход из рядов обаятельных арт-разгильдяев он тогда объяснил несогласием с тем, во что митьки превратились. Искусство, считал Шинкарев, давно покинуло тусовку “братушек”, и митьки превратились в коммерческий бренд, готовый ради собственного пиара сотрудничать хоть с чертом. Но хлопнуть дверью ему показалось мало: художник и писатель решил рассказать о нынешних митьках всю горькую правду. В «Конце митьков» он подробно описывает процесс вырождения когда-то творческих людей.
Вопреки заглавию, книга лишь в малой степени посвящена митькам как явлению. У нее есть главный и почти единственный герой – Дмитрий Шагин, давший группе свое имя.
Скажем кратко. Шинкарев размазал Шагина по стенке. На 250 страницах «Конца митьков» он скрупулезно подсчитывает и перечисляет все шагинские пороки. Прочтя четверть книги, уже понимаешь, что никого гаже Мити Шагина земля еще не носила.
Симпатяга-задушевник с бородой и в тельняшке, каким Шагина (и вообще митька как такового) принято представлять, в шинкаревском разоблачении оказывается своей полной противоположностью. Расчетливый, жадный, бессовестный, падкий на славу, лесть и просто деньги, готовый легко «кинуть» товарища – таким предстает Шагин в «Конце митьков». Он открыто презирает других митьков и их интересы. Он выклянчивает у каждого встречного-поперечного все что можно: накормить, напоить, купить картины, но сам не двинет пальцем для помощи другу, хоть тот помирай у него на глазах. Он готов выслуживаться перед кем угодно – галерейщиками, коллекционерами, чиновниками любых мастей, если ему это выгодно. Он самодурствует, не упуская случая продемонстрировать другим митькам, кто здесь Митя. Отвратительный образ героя окончательно оформляют уже совсем интимные штрихи, вроде громкого храпа Шагина и его пренебрежения личной гигиеной.
Короче, Митёк Номер Один предстает крайне мерзким типом. Попутно выясняется, что, вопреки общепринятой версии, и название «митьки» произошло не от Мити Шагина, а Шинкарев когда-то его придумал, никого конкретно не имея в виду. А Шагин присвоил бренд, да еще и качает права, пытаясь взимать деньги за его использование.
Праведный гнев Шинкарева – который действительно придумал легенду о митьках и развивал ее в своих книгах – казалось бы, можно понять. Он не единственный художник, покинувший ряды митьков из-за несогласия с тем, куда движется арт-группа. За пару лет до него из митьков ушли стоявшие у их основания Ольга и Александр Флоренские.
Были и другие, менее громкие расставания. Когда Шагин как официальное воплощение митьковства стал «дружить» с городской администрацией и принимать участие в политических кампаниях, насторожились даже старые поклонники митьков. Всё это действительно не очень красиво, а главное – все дальше уводит митьков от собственно искусства, все ближе к пиару и чему-то вроде местного «Камеди Клаб» с кисточкой в руке.
Однако, если присмотреться к «Концу митьков», он тоже вызывает вопросы. Текст очень длинный (шутка ли – 250 страниц), многословный, нередко распадающийся: автор там и сям соскальзывает в нравоучения и философские рассуждения. На каждой из 250 страниц Шинкарев осыпает Шагина градом претензий, и рядом с по-настоящему серьезными претензиями (касающимися соотношения в митьках искусства и игры на имидж, иерархии внутри митьковского сообщества и др.) стоит всякая бытовая мелочь на уровне «стянул мой бутерброд из холодильника». Последнее, конечно, по-человечески обидно, но, как сказал на презентации «Конца митьков» Лев Лурье, «вызывает сильную душевную боль. С одной стороны,от книжки не оторваться, а с другой – преследует чувство неловкости».
В общем, всё это – в том числе и выход книги именно сейчас, к 25-летнему юбилею митьков – относится к категории бытовых перепалок и мелких скандальчиков. Благодаря этому книге обеспечен успех: мало что мы любим больше, чем жареные сплетни и склоки. Митьки – символ Петербурга наряду с Эрмитажем и «Зенитом», их знают все, и кто же откажет себе в удовольствии прочесть о том, что главный митек-то, оказывается, совсем не ангел, а вовсе наоборот.
Однако есть еще одна вещь, о которой в пылу скандального обсуждения почти забыли. Эта вещь – искусство, ведь митьки – художники, а не просто клоуны в тельняшках. Тут, если отвлечься от склок и пересудов, Владимир Шинкарев уже неоднократно Дмитрия Шагина побил: художник он гораздо более мощный и серьезный. Но в искусстве лучших определяет история, а у нее другие критерии и другие сроки. А пока эти сроки не подошли, можно коротать время: сплетничать, ссориться, припоминать давние обиды и, по словам еще одного митька Виктора Тихомирова, «по капле выдавливать из себя Шагина».
Автор: Анна Матвеева

Новая газета в Санкт-Петербурге
Конец Митьков

Lenizdat.ru
Митьки: от соборности до ООО “Митьки”?

Радио «Свобода»
“Митьки” как экзистенциальная технология

Мой район
Дык, ёлы-палы, конец Митьков?

Актуальные комментарии
Кирдык, ёлы-палы


Метки:

Оставить отзыв

Вы должны авторизироваться, чтобы оставлять комментарии.


При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна